Вячеслав Лысаков: «На сегодняшний день работают 33 моих закона»

От любви к автомобилям до защиты прав автомобилистов — путь хоть тернистый и извилистый, но достаточно предопределённый. Жизнь и деятельность депутата Госдумы VI созыва и сопредседателя московского штаба ОНФ Вячеслава Лысакова это показывает.

Водительский омбудсмен

Мария Беляева, «АиФ»: Вячеслав Иванович, специально для того, чтобы поддержать вашу инициативу об отмене предоплаты за эвакуацию автомобиля, на прошлой неделе сначала собралась фракция «Единой России» в Мосгордуме, а затем и все депутаты, которые вообще-то на каникулах. Вы ожидали столь оперативной реакции?

Вячеслав Лысаков: Не ожидал и приятно этим удивлён. Москва вводит важную часть федерального закона раньше, чем другие регионы, и тем самым показывает им пример. Более того, фракция «Единой России» предложила не только поддержать законопроект об отмене предоплаты, который внёс в Мосгордуму Сергей Семёнович Собянин, но и ввести скидку на оплату транспортировки автомобиля на штрафстоянку, о которой он говорил ранее.

— Вас считают эдаким омбудсменом автомобилистов. Вы стали главным защитником их прав в Госдуме, да и пришли в парламент с этой темой. Почему?

— Так сложилось. Во-первых, с детства люблю автомобили. Во-вторых, организовав в мае 2005 года всероссийскую протестную акцию в защиту владельцев праворульных машин, понял, что, кроме как на себя, надеяться не на кого. Поэтому по горячим следам создал общественную организацию, которая занималась уже защитой прав всех автомобилистов, не ограничиваясь обладателями японских праворульных машин. И в следующем, 2006 году мы успешно провели акцию в защиту владельцев американских автомобилей, запрещённых правительством из-за их красных поворотников. Она закончилась полной победой — запрет отменили.

— С одной стороны, это на самом деле неудобно, а с другой — если до этого было можно...

— Да, ситуация была критической: с 1 января 2006 года «американки», привезённые из США, в одночасье были запрещены. Ездить нельзя и продать невозможно: кому нужна запрещённая машина? А переделать тогда стоило несколько тысяч долларов — с полной разборкой и заменой всей проводки. Этот запрет был аналогичен готовившемуся запрету на эксплуатацию праворульных автомобилей, которую мы также отбили. Причём опасность и в первом, и во втором случае была умозрительной: никем не доказанной и абсолютно не соответствующей ни статистике, ни практике.

— Это крупные победы для общественной организации. На такую уже нельзя не обращать внимания.

— Конечно, нас заметили. А в 2011 г. наша активность привлекла внимание даже Владимира Владимировича Путина. Он пригласил меня в числе ещё 18 руководителей разных организаций, значительно более солидных, чем наша, войти в Федеральный координационный совет созданного тогда же Общероссийского народного фронта, который он сам и возглавляет по сей день. От ОНФ по спискам «Единой России» я и попал в Госдуму, будучи беспартийным.

Ноль с погрешностью

— Сейчас автомобилистов всё больше ограничивают в передвижении и даже наказывают, а улицы обустраивают как пешеходные пространства — по требованиям общественности. Каково быть защитником их прав в это время?

— Я бы не сказал, что общественность требует именно этого, хотя чиновники зачастую озвучивают такие тезисы. Она требует ограничивать и наказывать злостных нарушителей ПДД, представляющих опасность для всех остальных участников дорожного движения. Эти требования мы считаем справедливыми и работаем над ними, одновременно стараясь и защитить права добросовестных и законопослушных автовладельцев.

— Традиционный вопрос к человеку, у которого за плечами несколько лет парламентской работы: какие из инициированных вами законов вы считаете наиболее важными?

— Учитывая то, что на сегодняшний день работают 33 моих закона, большая часть из которых — авторские, мне они важны и дороги все, поскольку все защищают права миллионов наших граждан. Если посмотреть с точки зрения политической, то очень важен закон о запрете чиновникам всех уровней иметь денежные счета за границей. Это была инициатива ОНФ, и коллеги из других фракций присоединились. Поправки в этот закон вносил президент страны, что для нас, авторов, является особой честью.

Но не могу не сказать и о законе, отменяющем так называемое «нулевое промилле», при котором наказывали и на самом деле пьяных водителей, и тех, кого признавали пьяным. А при этом не менее чем у четверти наказанных при проверке (а точнее — продувке) были цифры, которые сейчас не превышают «возможную суммарную погрешность измерений». Такое понятие мы включили в законодательство в сентябре 2013 г. На то, чтобы эти изменения в КоАП РФ были приняты, чтобы здравый смысл восторжествовал, ушло 2 года труда, нервов и здоровья.

Минфин сломили

— 50%-ная скидка на штрафы — тоже ведь ваша заслуга.

— Эта скидка для дисциплинированных водителей, которые оплачивают штраф в течение 20 дней, заработала с 1 января нынешнего года и тоже прошла через определённое сопротивление: Минфин был категорически против. Но тем не менее закон приняли, и он работает, при этом и в государственный бюджет пошли в несколько раз большие поступления, и автомобилисты, быстро оплачивающие штрафы, экономят свой семейный бюджет. Конечно, закон не даёт скидки пьяным водителям и злостным нарушителям. Но таких не очень много, поэтому 90% нарушений попадают под дисконт.

Кстати, до этого тоже многое удалось: отменить снятие номеров сотрудниками ГАИ и обязательную эвакуацию автомобиля, если водитель забыл права, ввести уголовную ответственность за кражу номерных знаков и альтернативное наказание в виде штрафа за первый выезд на встречку (вместо лишения прав), узаконить ненаказуемую планку превышения скорости в 20 км/час, исключить рукописную доверенность, сделать обязательным возврат машины в случае, если водитель подошёл к месту эвакуации до того, как эвакуатор тронулся от него.

И вот теперь с июля в Москве, а с 1 сентября — по всей стране будут отдавать автомобиль со штрафстоянки владельцу незамедлительно и без предоплаты. Если учесть, что это ещё не все мои законы, то как тут выбрать наиболее важный?

Кто стоит за депутатом?

— Часто говорят о лоббировании. Вы сталкивались с этим? Быть может, были такие законопроекты, что встречали жёсткое сопротивление какого-то думского лобби?

— Были такие. И есть. Та же отмена «нулевого промилле» или введение 50%-ной скидки на штрафы, оплаченные оперативно, а также альтернативное наказание в виде штрафа за первый выезд на встречку, возврат авто со штрафстоянки без предоплаты. Но мы смогли это сопротивление преодолеть — и что сейчас об этом говорить?

— Ваши оппоненты утверждают, что за вами стоят владельцы сервисов заказа такси, которые продвигают выгодные им поправки. Что можете ответить на это?

— Мои поправки предусматривают штрафы для этих сервисов — агрегаторов, диспетчерских и пр. К примеру, до 200 тыс. руб. — за передачу заказов лицам, не имеющим разрешения на таксомоторную деятельность, а в случае повторного нарушения — приостановку их деятельности. Предусмотрен и штраф «бомбилам» в размере 30 тыс. руб. вместо прежних 5 тыс., а также штраф в 30 тыс. руб. и лишение права управления транспортным средством до полугода в случае повторного нарушения. Если им это «выгодно», если это «их поправки» — то да, за мной стоят они. (Смеётся.)

— Вячеслав Иванович, над чем вы собираетесь работать, если вновь станете депутатом? Какие ещё проблемы, на ваш взгляд, требуют решения?

— Разные. Тревожат последствия так называемой реформы и оптимизации здравоохранения, недостаточное обеспечение инвалидов, участников войны, многодетных, детей войны, и особая для меня боль — несовершеннолетних узников фашистских концлагерей. Естественно, профильной для себя автомобильной проблематикой я тоже буду активно заниматься.

— Как ваша семья относится к напряжённому графику? Успеваете ли общаться с близкими?

— Моя жена является моей помощницей по работе в Думе. Так что общаемся круглосуточно. На ней лежит большая и важная часть работы: график, переписка, бумаги, звонки, расписание... И главное — ежедневная, ежечасная забота, фактически — служение.

+1
-1
-1

Добавить комментарий